Правовое регулирование ареста морских судов

Проблемы юрисдикционного характера в отношении ареста морских судов нашли отражение в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. В соответствии со ст. 28 Конвенции 1982 года арест судна может быть произведен по любому гражданскому делу по обязательствам или в силу ответственности, принятой или навлеченной на себя судном во время или для прохода его через территориальное море прибрежного государства. Это государство, в соответствии со своими законами, может осуществить арест по гражданскому делу иностранного судна, находящегося на стоянке в территориальном море или проходящего через территориальное море после выхода из внутренних вод. Таким образом, Конвенция 1982 года, не устанавливая специальных правил в отношении ареста судов, определяет общие пространственно-юрисдикционные критерии в отношении правомочий прибрежного государства в области осуществления гражданской юрисдикции и соответствующих принудительных мер, применяемых к иностранным судам в территориальном море.

Однако нельзя не остановиться еще на одном положении, которое нашло отражение в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года и непосредственно связано с проблемой ареста судов. Речь идет о процедуре незамедлительного освобождения судна и экипажа, предусмотренной ст. 292 Конвенции 1982 года20. Эта процедура представляет собой дополнительное средство защиты для судовладельца в исключительных случаях.

В соответствии с п. 1 ст. 292 Раздела 1 Части XV “Урегулирование споров” Конвенции ООН по морскому праву 1982 года в случае, когда власти государства-участника задерживают судно, плавающее под флагом другого государства-участника, и утверждается, что задерживающее государство не соблюдает положения Конвенции 1982 года о незамедлительном освобождении судна или его экипажа после предоставления разумного залога или иного финансового обеспечения (п. 2 ст. 73, п. 7 ст. 220, п. 1 “b” ст. 226 Конвенции 1982 г.), вопрос об освобождении может быть передан любому суду или арбитражу по соглашению сторон или, если в течение десяти дней со времени задержания такое соглашение не будет достигнуто, суду или арбитражу, признанному задерживающим государством согласно ст. 287, или Международному трибуналу по морскому праву, если стороны не договорятся об ином. Заявление об освобождении может быть сделано только государством флага или от его имени (п. 2 ст. 292 Конвенции 1982 г.).

Таким образом, речь идет именно об публично-правовом механизме защиты интересов национальных судовладельцев в исключительных случаях. В ординарных ситуациях таким судовладельцам нет необходимости прибегать к защите государства, поскольку освобождение судна, арестованного в связи с морским требованием, осуществляется судовладельцами весьма быстро путем предоставления банковской гарантии или иного финансового обеспечения.

К условиям рассмотрения Международным трибуналом по морскому праву вопроса о незамедлительном освобождении судна относится следующие:

  • а) задерживающее государство не соблюдало положения Конвенции 1982 года об освобождении судна или экипажа после предоставления разумного обеспечения;
  • б) в течение десяти дней со времени задержания не было достигнуто соглашения о передаче вопроса об освобождении судна на рассмотрение любого суда или арбитража;
  • в) государство флага направило соответствующее заявление в Международный трибунал по морскому праву.

Вопрос о незамедлительном освобождении судна Международный трибунал по морскому праву может рассматривать лишь в случаях, прямо предусмотренных в Конвенций 1982 года; строго говоря, таких случаев в Конвенции только три: п. 2 ст. 73, п. 7 ст. 220, п. 1 “b” ст. 226. Арест, осуществляемый в соответствии со ст. 73, связанный с охраной суверенных прав прибрежного государства на разведку, эксплуатацию, сохранение живых ресурсов и управление ими в исключительной экономической зоне, относится к публично-правовому аресту судов согласно предложенной нами классификации и не является предметом нашего рассмотрения.

Что же касается п. 7 ст. 220 и п. 1 “b” ст. 226 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, то в них речь идет об обеспечении выполнения государством порта законов и правил или применимых международных норм и стандартов по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения с судов, если такое нарушение совершено в территориальном море или исключительной экономической зоне этого государства.

Согласно п. 6 ст. 220 Конвенции 1982 года, если имеются явные объективные доказательства того, что судно, совершающее плавание в исключительной экономической зоне или территориальном море государства, совершило в исключительной экономической зоне путем сброса нарушение применимых международных норм и стандартов или соответствующих таким международным нормам и стандартам и вводящих их в действие законы и правила этого государства по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов, которое привело к тяжелому ущербу или угрозе тяжелого ущерба побережью или связанным с ним интересам прибрежного государства либо любым ресурсам его территориального моря или исключительной экономической зоны, то это государство может, с соблюдением Раздела 7 Конвенции 1982 года и при условии, что это оправдано доказательствами, возбудить разбирательство, включая задержание судна, в соответствии со своими законами.

При этом п. 7 ст. 220 Конвенции 1982 года предусматривает, что в случаях, когда через компетентную международную организацию установлены или иным образом согласованы надлежащие процедуры, посредством которых обеспечивается соблюдение требований в отношении предоставления залога или другого подходящего финансового обеспечения, прибрежное государство, если оно связано такими процедурами, разрешает судну продолжать следовать своим курсом.

В соответствии с п. 1 “b” ст. 226 Конвенции 1982 года, если расследование свидетельствует о нарушении применимых законов и правил или международных норм и стандартов по защите и сохранению морской среды, то судно незамедлительно освобождается при условии выполнения таких целесообразных процедур, как предоставление залога или другого подходящего финансового обеспечения.

Поскольку п. 1d ст. 1 Международной конвенции об аресте' судов 1999 года гласит, что ущерб, причиненный судном окружающей среде, побережью или связанным с ними интересам, либо угроза причинения такого ущерба; меры, принимаемые для предотвращения, уменьшения или устранения такого ущерба; компенсация за такой ущерб; расходы на разумные меры по восстановлению окружающей среды, которые были фактически приняты или должны быть приняты; убытки, которые были понесены или, вероятно, будут понесены третьими лицами в связи с таким ущербом; и ущерб, расходы или убытки, аналогичные по своему характеру тем, которые указаны в подпункте “d” Конвенции 1999 года, относятся к морским требованиям. Таким образом, речь идет об аресте судов, подпадающим под специальные нормы международного частного морского права и внутригосударственного законодательства.

Процедура освобождения судна или экипажа Международным трибуналом по морскому праву осуществляется в соответствии с разделом “Е” Правил Международного трибунала по морскому праву. Процесс носит самостоятельный характер и не связан с процессом, проходящим в местном суде. Международный трибунал по морскому праву ограничивается лишь освобождением судна и не рассматривает вопросы по существу. Не имеет значения, потребовали ли власти прибрежного государства предоставления обеспечения или сделают это в будущем. Если обеспечение затребовано, но, по мнению государства флага, оно является неразумным, последнее может просить Международный трибунал по морскому праву установить размер и форму обеспечения.

В соответствии с п. 4 ст. 292 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года после предоставления залога или иного финансового обеспечения, определенного Трибуналом, власти задерживающего государства незамедлительно выполняют решение Международного трибунала по морскому праву об освобождении судна или его экипажа.

Международное частноправовое регулирование ареста морских судов характеризуется высокой степенью унификации. Первая результативная унификация была осуществлена в результате работы Брюссельской дипломатической конференции. 10 мая 1952 года была принята Международная конвенция по унификации некоторых правил, касающихся ареста морских судов. Международная конвенция по унификации некоторых правил, относящихся к аресту морских судов, 1952 года вступила в силу 24 февраля 1956 года. Ее участниками являются более 50 государств.

Несмотря на ряд позитивных моментов, Конвенция 1952 года не устранила многих различий в процедуре ареста судов, поскольку, во-первых, не все государства участвуют в этой Конвенции; во-вторых, во многих из них исторически сложились разные подходы к аресту судов, обусловленные особенностями той или иной правовой системы.

Так, для того чтобы арестовать судно, в большинстве стран (например, Германия, Греция, Египет) необходимо доказать наличие имущественного требования, то есть продемонстрировать суду законность самого иска. В других государствах (Бельгия, Германия, Индия, Турция) нужно предоставить обеспечение в виде банковской гарантии, а иногда и внесение в депозит суда суммы, равной стоимости судна. В ряде стран (Египет, Италия, Франция) арест производится автоматически после вынесения решения судом, а в других (США, Финляндия, Япония) - фактический арест судна осуществляется специальными судебными исполнителями. Поэтому кредитору, пытающемуся арестовать судно, необходимо знать механизм исполнения судебных решений в данной стране.


Оставить комментарий