Правовое регулирование ареста морских судов

Арест судов производится также для обеспечения применения к конкретному гражданско-правовому спору юрисдикции определенного государства и исполнения судебного решения. Именно в этом гражданско-правовом аспекте будет рассматрено международно-правовые проблемы ареста морских судов.

В этом, специальном, смысле говорится об аресте судна в КТМ Украины и КТМ Российской Федерации. Согласно ч. 2 ст. 41 КТМ Украины, арест судна означает любое задержание судна или ограничение в его передвижении, осуществляемое для обеспечения морских требований, указанных в ст. 42 КТМ Украины.

Словарь по международному морскому праву определяет арест судна как принудительное задержание судна на основании решения суда.

Для целей Международной конвенция по унификации некоторых правил, относящихся к аресту морских судов, 1952 года “арест” означает задержание судна, осуществляемое в порядке судебного производства для обеспечения морского требования, но не включает задержания судна для исполнения судебного решения (п. 2 ст. 1 Конвенции 1952 г.).

Аналогичная дефиниция содержится в Международной конвенции об аресте судов 1999 года: “арест” означает любое задержание или ограничение в передвижении судна по постановлению суда для обеспечения морского требования, за исключением задержания судна, осуществляемого для приведения в исполнение решения суда или другого исполнительного документа (п. 2 ст. 1 Конвенции 1999 г.). Таким образом, при несходстве принципиальных отличий определение по Конвенции 1999 года разнится большей конкретизацией.

В п. 1 ст. 388 КТМ РФ указано, что “для целей настоящей главы арестом судна является любое задержание или ограничение в передвижении судна во время нахождения его в пределах юрисдикции Российской Федерации... для обеспечения морского требования, как оно определено в ст. 389 настоящего Кодекса”. И далее в п. 5 той же статьи сказано, что правила, установленные Главой XXIII КТМ РФ “Арест судна”, не затрагивают права государственных органов на арест судна и груза, предусмотренного законодательством РФ.

При сравнении формулировок становится очевидно, что, согласно ст. 42 КТМ Украины, правила этой статьи распространяются на любые случаи ареста судов как в отношении судебных органов, уполномоченных выносить решения об аресте судна, так и в отношении оснований ареста. Однако действующее законодательство Украины предусматривает и другие основания и процедуру ареста судов (ст. ст. 9, 20 Закона Украины “Об исключительной (морской) экономической зоне”). Несмотря на несовершенство указанного закона, следует отметить, что дефиниция “арест судна” ст. 42 КТМ Украины нуждается в уточнении (указании на специальный характер) и ограничении от сходных, но различных институтов.

Таким образом, следует различать три основания и, соответственно, порядка ареста морских судов.

1. Публично-правовой арест судов, осуществляемый специально уполномоченными органами, в целях обеспечения безопасности и суверенных прав прибрежного государства. Право на такой арест предусмотрено как международными соглашениями, и прежде всего положениями Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, так и соответствующими внутригосударственными нормами публичного права, например ст. ст. 9, 20 Закона Украины “Об исключительной (морской) экономической зоне", ст. 340 Таможенного кодекса Российской Федерации. При этом следует отметить, что в соответствующих внутригосударственных нормативных актах в отношении использования и охраны ресурсов исключительной экономической зоны и континентального шельфа используется термин не “арест”, а “задержание”, что, на наш взгляд, более соответствует содержанию деятельности правоохранительных органов. Например, Закон “О морских пространствах” Республики Болгарии, Закон Латвийской Республики “О континентальном шельфе и исключительной экономической зоне”, Федеральный закон Российской Федерации “Об исключительной экономической зоне Российской Федерации”, Федеральный закон Российской Федерации “О континентальном шельфе Российской Федерации” и т. п. Поэтому, на наш взгляд, в Законе Украины “Об исключительной (морской) экономической зоне” следует говорить о задержании, а не аресте судов.

2. Арест судна для приведения в исполнение решения суда, вступившего в законную силу. Указание на такой вид ареста содержится в п. 3 ст. 41 КТМ Украины, правда, фактически речь идет не об аресте, а о мерах, осуществляемых для исполнения вступивших в силу решений суда либо арбитражного суда.

Согласно п. 1 ст. 388 КТМ РФ, арестом судна в смысле соответствующей главы КТМ РФ не является задержание судна, осуществляемое для приведения в исполнение решения суда, арбитражного суда или третейского суда, вступившего в законную силу.

Если имеется вступившее в законную силу решение суда, арбитражного суда или третейского суда и судно задерживается для приведения в исполнение решения такого суда, правила главы XXIII КТМ не применяются.

Этот арест производится на общих основаниях в отношении судна как одного из видов имущества и подчиняется общим нормам национального законодательства, например в Украине - положениям Закона Украины “Об исполнительном производстве”, или в Российской Федерации производится в соответствии с Федеральными законами Российской Федерации “Об исполнительном производстве”, “О судебных приставах”. Таким образом, можно говорить об отдельном, самостоятельном виде ареста судов.

3. Обеспечительный арест морских судов, арест морских судов в специальном смысле. Такой вид ареста судов обладает рядом признаков:

  • производится в особом порядке, предусмотренном нормами международного частного морского права (как правило, имплементированными в КТМ);
  • осуществляется исключительно по морским требованиям;
  • специально уполномоченными органами.

Наложение обеспечительного ареста по морским требованиям имеет важный профилактический характер, поскольку угроза ареста судна заставляет судовладельца не только соглашаться с предложениями о гарантировании возмещения ущерба, причиненного морской аварией, но и самому предлагать различные варианты формы обеспечения оплаты, в том числе банковские гарантии, депозиты и пр., с целью предотвращения ареста и получения дополнительных убытков из-за вывода судна из эксплуатации.

Однако необходимо отметить, что в отношении ареста иностранных судов в Украине нормы Главы 4 “Арест судов” КТМ Украины не действуют. Можно говорить об “особенностях национального ареста судов”, поскольку, в соответствии с п. 1 ст. 14 КТМ Украины, правила Раздела II “Судно” КТМ Украины (а к этому разделу относится Глава 4 “Арест судов”) применяются только к судам, зарегистрированным в Украине.

Таким образом, арест иностранного судна в Украине возможен исключительно как мера обеспечения иска и производится в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса Украины, Хозяйственного процессуального кодекса Украины.

Причем на первые два вида ареста нормы Международной конвенции по унификации некоторых правил, относящихся к аресту морских судов, 1952 года и Международной конвенции об аресте судов 1999 года не распространяются (п. 2 ст. 1 Конвенции 1952 г., п. 2 ст. 1 Конвенции 1999 г.).

Исходя из этого можно подтвердить вывод о наличии в международном частном морском праве самостоятельного института - права ареста судов. Об этом свидетельствует международная унификация соответствующих норм (Международная конвенция по унификации некоторым правил, относящихся к арес-ту морских судов, 1952 г., Международная конвенция об аресте судов 1999 г.) и выделение соответствующих правил в отдельные главы (КТМ Украины, КТМ РФ).

Близкими к институту ареста судов являются задержание судов и грузов портовыми властями (ст. 80 КТМ Украины, ст. 81 КТМ РФ), запрет на выход судна из морского порта (ст. 91 КТМ Украины) или отказ выдачи капитаном порта разрешения на выход судна из морского порта (ст. 80 КТМ РФ). Несмотря на определенное сходство, это разные институты. Рассмотрим их подробнее.


Оставить комментарий